flamenca: (Default)
Был у меня когда-то препод из Ирана, сооответственно шиит. Женат на турчанке, то бишь суннитке. Когда у них родился сын, они решили воспитывать его, как они выразились "нейтрально", вырастет - сам выберет, кем он хочет быть, как папа или как мама. Встречаю как-то его в городе, спрашиваю как дела.
- Да вот, сын большой уже, в школу ходит. Представляешь, недавно приходит и спрашивает: "Папа, я не понял, я протестант или католик?"
flamenca: (Default)
Был у меня когда-то препод из Ирана, сооответственно шиит. Женат на турчанке, то бишь суннитке. Когда у них родился сын, они решили воспитывать его, как они выразились "нейтрально", вырастет - сам выберет, кем он хочет быть, как папа или как мама. Встречаю как-то его в городе, спрашиваю как дела.
- Да вот, сын большой уже, в школу ходит. Представляешь, недавно приходит и спрашивает: "Папа, я не понял, я протестант или католик?"
flamenca: (Default)

 Особенность нашего профессионального мирка в том, что при кажущейся величине (в самом деле, разве мало банков, страховых компаний и пенсионных фондов) постоянно сталкиваешься с бывшими сотрудниками, а то и товарищами по учебе. Вот читала сегодня письмо из одного банка, а там рядом с подписью очень редкое для Голландии имя - Розик Хазарьян, мы с ней вместе учились. 

Розик - очень милая и к сожалению очень больная женщина, которая мучается страшными головными болями минимум пару раз в неделю. По состоянию здоровья поселилась в тихой живописной деревушке и работает там в местном отделении банка два дня в неделю.
У нее двое уже взрослых детей - сын и дочь. В самом начале ее жизни в деревне ее невзлюбили соседи, которые бросали ей в сад всякую тухлятину. Оказалось, что ее восточная привычка закрывать днем шторы, особенно из-за мигрени, породила у жителей деревни подозрения, что к ней днем ходит любовник. Узнав про мигрень, местное население сменило гнев на милость.

Вспомнилось вдруг, как в один чудесный летний вечер лет семь или восемь назад собралась у меня в доме иранская компания, причем состоящая из политических беженцев: собственно Розик - армянка,  переводчик Искандер, связанный в Тегеране с левым движением,  преподаватель Туба - зороастрийка и еще один гость, с которым я ранее не была знакома. Привел его Искандер, предварительно созвонившись со мной по телефону:

- Анна джан, не возражаешь, если я с другом приду?
- Конечно нет, мой дом - твой дом, ты же знаешь.
- Только не удивляйся и веди себя, как ни в чем не бывало, хорошо?
- А что случилось?
- Ничего особенного, потом объясню.
- Ну вот, заинтриговал, а теперь молчишь!
- Честное слово, так надо.

Гости явились, почти не опоздав. Открываю дверь и чувствую, как у меня расширяются глаза. На пороге стоит религиозный еврей в полном обмундировании - с бородой, с цицитом и в шляпе. Не такой большой, как у бруклинского гаона по имени Превед Медвед  Шалом Бер, но все-таки в шляпе. А под ней кипа вышитая. Гость, увидев меня, разулыбался, с порога закричал "Шалом, шалом!" и вручил мне торт из кошерной кондитерской и бутылку израильского вина. Причем прямо в руки отдал, не на стол поставил, а потом еще руку для пожатия протянул.

Заходит в комнату, обозревает накрытый стол и говорит: "Ооо, как тут все вкусно, я так соскучился по домашней пище, сам не умею, а поесть кошерного не у кого. Напомню, что дело происходило несколько лет назад, т.е. перед ним стоит абсолютно секулярная на вид и на самом деле девушка в джинсах и майке, так что не знаю, с какого бодунища можно было бы заподозрить у меня в доме кашрут. Я стою, как полная идиотка и злюсь на Искандера, мог бы и предупредить, я бы запаслась пластиковой посудой и хотя бы марсами и сникерсами. По крайней мере я неоднократно видела, что в отсутствие этих благословенных продуктов, доступных по всему миру, кошерные иудеи употребляют исключительно водку из пластиковых стаканчиков.

Я уже открыла было рот, чтобы развеять заблуждение гостя, которого, кстати, звали Даниэлем, но Искандер наступил мне на ногу. Но рот уже был открыт, поэтому сказать что-то было надо, а то некрасиво получалось:
- Руки можно вон там помыть.
Руки гость помыл. Вернее, просто помыл с мылом, а не сделал нетилат ядаим. И потянулся к хлебу и остальным приготовленным мной блюдам, а также к контрабандному иранскому вину, принесенному Тубой.

Когда стемнело, Розик и Даниэль попрощались и ушли, но Искандер и Туба еще остались допивать чай, Искандер спросил меня:

- Ну как тебе Даниэль, только честно?
- Ммм, ну он прикольный, а что?
- Тебе ничего не показалось странным?
- Если честно, то многое, но я не особо хорошо разбираюсь в иранских евреях, может у них все по-другому.
- А все-таки?
- Ну, он за руку со мной поздоровался, и ел у меня все подряд, даже мясо, и вино ваше пил, я впервые такое вижу. И с хлебом тоже определенный ритуал связан.  Короче, странно как-то.
- В принципе, я и раньше догадался, а Туба не верила, вот я с ней и поспорил. Он изображает религиозного еврея.
- Не фига себе, но зачем?
- Я раньше думал, что чтобы подданство получить, но он его уже давно получил, зачем продолжать играть спектакль? Шпион он. 

Даниэль к нам больше не приходил, какое-то время он продолжал общаться с Искандером и Тубой, но без особого энтузиазма с их стороны. Не подтвердить, не опровергнуть догадку Искандера не удалось, эта история так и осталась таинственной байкой про шпиона.

flamenca: (Default)

 Особенность нашего профессионального мирка в том, что при кажущейся величине (в самом деле, разве мало банков, страховых компаний и пенсионных фондов) постоянно сталкиваешься с бывшими сотрудниками, а то и товарищами по учебе. Вот читала сегодня письмо из одного банка, а там рядом с подписью очень редкое для Голландии имя - Розик Хазарьян, мы с ней вместе учились. 

Розик - очень милая и к сожалению очень больная женщина, которая мучается страшными головными болями минимум пару раз в неделю. По состоянию здоровья поселилась в тихой живописной деревушке и работает там в местном отделении банка два дня в неделю.
У нее двое уже взрослых детей - сын и дочь. В самом начале ее жизни в деревне ее невзлюбили соседи, которые бросали ей в сад всякую тухлятину. Оказалось, что ее восточная привычка закрывать днем шторы, особенно из-за мигрени, породила у жителей деревни подозрения, что к ней днем ходит любовник. Узнав про мигрень, местное население сменило гнев на милость.

Вспомнилось вдруг, как в один чудесный летний вечер лет семь или восемь назад собралась у меня в доме иранская компания, причем состоящая из политических беженцев: собственно Розик - армянка,  переводчик Искандер, связанный в Тегеране с левым движением,  преподаватель Туба - зороастрийка и еще один гость, с которым я ранее не была знакома. Привел его Искандер, предварительно созвонившись со мной по телефону:

- Анна джан, не возражаешь, если я с другом приду?
- Конечно нет, мой дом - твой дом, ты же знаешь.
- Только не удивляйся и веди себя, как ни в чем не бывало, хорошо?
- А что случилось?
- Ничего особенного, потом объясню.
- Ну вот, заинтриговал, а теперь молчишь!
- Честное слово, так надо.

Гости явились, почти не опоздав. Открываю дверь и чувствую, как у меня расширяются глаза. На пороге стоит религиозный еврей в полном обмундировании - с бородой, с цицитом и в шляпе. Не такой большой, как у бруклинского гаона по имени Превед Медвед  Шалом Бер, но все-таки в шляпе. А под ней кипа вышитая. Гость, увидев меня, разулыбался, с порога закричал "Шалом, шалом!" и вручил мне торт из кошерной кондитерской и бутылку израильского вина. Причем прямо в руки отдал, не на стол поставил, а потом еще руку для пожатия протянул.

Заходит в комнату, обозревает накрытый стол и говорит: "Ооо, как тут все вкусно, я так соскучился по домашней пище, сам не умею, а поесть кошерного не у кого. Напомню, что дело происходило несколько лет назад, т.е. перед ним стоит абсолютно секулярная на вид и на самом деле девушка в джинсах и майке, так что не знаю, с какого бодунища можно было бы заподозрить у меня в доме кашрут. Я стою, как полная идиотка и злюсь на Искандера, мог бы и предупредить, я бы запаслась пластиковой посудой и хотя бы марсами и сникерсами. По крайней мере я неоднократно видела, что в отсутствие этих благословенных продуктов, доступных по всему миру, кошерные иудеи употребляют исключительно водку из пластиковых стаканчиков.

Я уже открыла было рот, чтобы развеять заблуждение гостя, которого, кстати, звали Даниэлем, но Искандер наступил мне на ногу. Но рот уже был открыт, поэтому сказать что-то было надо, а то некрасиво получалось:
- Руки можно вон там помыть.
Руки гость помыл. Вернее, просто помыл с мылом, а не сделал нетилат ядаим. И потянулся к хлебу и остальным приготовленным мной блюдам, а также к контрабандному иранскому вину, принесенному Тубой.

Когда стемнело, Розик и Даниэль попрощались и ушли, но Искандер и Туба еще остались допивать чай, Искандер спросил меня:

- Ну как тебе Даниэль, только честно?
- Ммм, ну он прикольный, а что?
- Тебе ничего не показалось странным?
- Если честно, то многое, но я не особо хорошо разбираюсь в иранских евреях, может у них все по-другому.
- А все-таки?
- Ну, он за руку со мной поздоровался, и ел у меня все подряд, даже мясо, и вино ваше пил, я впервые такое вижу. И с хлебом тоже определенный ритуал связан.  Короче, странно как-то.
- В принципе, я и раньше догадался, а Туба не верила, вот я с ней и поспорил. Он изображает религиозного еврея.
- Не фига себе, но зачем?
- Я раньше думал, что чтобы подданство получить, но он его уже давно получил, зачем продолжать играть спектакль? Шпион он. 

Даниэль к нам больше не приходил, какое-то время он продолжал общаться с Искандером и Тубой, но без особого энтузиазма с их стороны. Не подтвердить, не опровергнуть догадку Искандера не удалось, эта история так и осталась таинственной байкой про шпиона.

flamenca: (donkey)

 После курсов интеграции я пошла на курсы голландского языка. О них я уже писала, но что-то снова на воспоминания о прошлом потянуло, старею видимо (кокетливо хлопаю ресницами и обмахиваюсь  воображаемым веером) . Да и дата круглая - 31 мая будет ровно 10 лет, как я приехала в Голландию.

Мои преподаватели любили действовать по принципу разделения против языкового признака. Именно против, потому что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Поэтому славян сажали с латинами, турок с азиатами, а англоязычных с франкофонами. Мне как владеющей английским и испанским доставались то марокканцы, то турки, то азиаты. Том как-то даже в шутку шлепнул меня и одну хорватку свернутой газетой, застав нас за распитием кофия. Видимо думал, что сербо-хорватский и русский - одно и то же.

Как-то раз у нам задали на дом задание – сделать доклад о каком-нибудь известном человеке. Один доклад на двоих, чтобы один начинал, а второй продолжал. Тему можно было выбрать самим, однако в такой многонациональной группе это было сложно. Тогда преподаватель предложил тянуть жребий. Вытянувшим бумажку с галочкой разрешалось выбрать тему, а Том подбирал ему напарника из иноязычных.

Вытянувший галочку перс заявил:
- Я хочу сделать доклад о Карле Марксе. 
- Кто знает Карла Маркса? – спросил Том. 
- Карло Маркес? Который был любовником Фриды Кало? – спросила мексиканка Кристина.
- То Троцкий был, не подумав, ляпнула я.
- Ааа, ну я и помню, что русский какой-то, - миролюбиво ответила Кристина.
- Вот ты и будешь делать доклад о Марксе, – просиял Том.
Ну кто тянул меня за язык!  

-     После школы зайдем ко мне и сразу все сделаем, я тут близко живу, - предложил иранец.
- Хорошо, но давай зайдем сначала  в библиотеку и поищем там какую-нибудь литературу о Марксе на голландском.
- Зачем? Я его биографию наизусть знаю. Я напишу, а ты ошибки и стиль поправишь.
- Ну тогда иди в компьютерный класс, поищи в Интернете картинки и распечатай, сделаем коллаж. А мне тут надо быстро кое-что купить.

Не идти же к человеку домой с пустыми руками. Но что же купить?  Я тогда почему-то думала, что мужики конфет и пирожных не пьют, а явиться к одинокому мужчине в дом с алкоголем мне показалось слишком. Вспомнив курсы интеграции, что мы теперь не абы где, а в Голландии, я остановилась на идеальном по голландским меркам подарке – цветке в горшке. Сама я равнодушна к комнатным растениям, поэтому выбрала не фикус или кактус, а очень симпатичный кустик с настоящими цветами. Мне его завернули и упаковали в большой пакет.

- Ты уже закупки на неделю успела сделать?
Я пробурчала что-то нечленораздельное, сюрприз же.
 
В его вполне себе холостяцкой, но опрятной квартирке во всю стену была натянута красная простыня с Че Геварой. Напротив него висел огромный портрет Ленина. Хозяин квартиры стащил через голову свитер, оставшись в футболке и сверкнув вытатуированным на плече серпом и молотом. Видимо, что-то во взгляде у меня было такое, что он уточнил:
- Садись на диван, не бойся. Я к тебе приставать не буду, я не мусульманин, а коммунист. Для меня женщина – только товарищ. Чай, водка?
- Квас! – мрачно сказала я. И шахматы, – подумала я про себя.
- Пардон?
- Чай, пожалуйста.

Тут я вспомнила про пакет.

- Вот, это тебе.
- Что это?
- Маленький подарок, я же впервые у тебя в гостях.
- Подарок? По-моему это растение.
- Ну да, растение. В подарок. 
- А почему мне и вдруг растение? Что ты хотела этим сказать?
- Ну я не хотела приходить к тебе с пустыми руками, и не знала, что ты любишь. А в Голландии принято дарить в подарок комнатные растения.
- А что я буду с ним делать?
- Поставь его куда-нибудь. На подоконник, например.
- А зачем мне на подоконнике растение?
- Ну не на подоконник, мне все равно, куда.
- А куда?
- В мусорное ведро, если оно тебя так напрягает. Я не понимаю, что ты завелся, но может выбросим его и будем писать доклад?
- Нет, я не могу его выбросить, это же твой подарок. Но я правда не понимаю, почему мне, и вдруг растение? Я что, похож на человека, которому понравилось бы растение?
- Блин! Да не тебе лично подходит в качестве подарка именно растение, я тебя не знаю почти. Купила что-то, что здесь считается нейтральным. Мне очень жаль, что я купила что-то, что тебе не нравится, но что мне теперь делать, уже ничего не сделаешь.
- Да ничего страшного, я просто не понимаю, почему именно растение?
- Ну культура тут такая, они любят цветы и радуются, когда им их дарят.
- Да я понял, что культура, но причем тут я?
- Ладно, проехали. Забудь про этот несчастный цветок, я его с собой заберу. Давай доклад писать.
- Нет, не заберешь, ты же его мне купила. Я просто не понимаю, почему именно мне и растение. ВЫ НЕ ОТВЕЧАЕТЕ НА МОЙ ОТВЕТ!!! ВЫ НЕ ОТВЕЧАЕТЕ НА МОЙ ОТВЕТ!!!!!

На этом месте я попросилась в туалет, где отправила подруге смс, чтобы она мне немедленно позвонила. Извинившись и сославшись на неотложные дела,  я поехала домой, где подготовила доклад сама. Про Ельцина.

flamenca: (donkey)

 После курсов интеграции я пошла на курсы голландского языка. О них я уже писала, но что-то снова на воспоминания о прошлом потянуло, старею видимо (кокетливо хлопаю ресницами и обмахиваюсь  воображаемым веером) . Да и дата круглая - 31 мая будет ровно 10 лет, как я приехала в Голландию.

Мои преподаватели любили действовать по принципу разделения против языкового признака. Именно против, потому что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Поэтому славян сажали с латинами, турок с азиатами, а англоязычных с франкофонами. Мне как владеющей английским и испанским доставались то марокканцы, то турки, то азиаты. Том как-то даже в шутку шлепнул меня и одну хорватку свернутой газетой, застав нас за распитием кофия. Видимо думал, что сербо-хорватский и русский - одно и то же.

Как-то раз у нам задали на дом задание – сделать доклад о каком-нибудь известном человеке. Один доклад на двоих, чтобы один начинал, а второй продолжал. Тему можно было выбрать самим, однако в такой многонациональной группе это было сложно. Тогда преподаватель предложил тянуть жребий. Вытянувшим бумажку с галочкой разрешалось выбрать тему, а Том подбирал ему напарника из иноязычных.

Вытянувший галочку перс заявил:
- Я хочу сделать доклад о Карле Марксе. 
- Кто знает Карла Маркса? – спросил Том. 
- Карло Маркес? Который был любовником Фриды Кало? – спросила мексиканка Кристина.
- То Троцкий был, не подумав, ляпнула я.
- Ааа, ну я и помню, что русский какой-то, - миролюбиво ответила Кристина.
- Вот ты и будешь делать доклад о Марксе, – просиял Том.
Ну кто тянул меня за язык!  

-     После школы зайдем ко мне и сразу все сделаем, я тут близко живу, - предложил иранец.
- Хорошо, но давай зайдем сначала  в библиотеку и поищем там какую-нибудь литературу о Марксе на голландском.
- Зачем? Я его биографию наизусть знаю. Я напишу, а ты ошибки и стиль поправишь.
- Ну тогда иди в компьютерный класс, поищи в Интернете картинки и распечатай, сделаем коллаж. А мне тут надо быстро кое-что купить.

Не идти же к человеку домой с пустыми руками. Но что же купить?  Я тогда почему-то думала, что мужики конфет и пирожных не пьют, а явиться к одинокому мужчине в дом с алкоголем мне показалось слишком. Вспомнив курсы интеграции, что мы теперь не абы где, а в Голландии, я остановилась на идеальном по голландским меркам подарке – цветке в горшке. Сама я равнодушна к комнатным растениям, поэтому выбрала не фикус или кактус, а очень симпатичный кустик с настоящими цветами. Мне его завернули и упаковали в большой пакет.

- Ты уже закупки на неделю успела сделать?
Я пробурчала что-то нечленораздельное, сюрприз же.
 
В его вполне себе холостяцкой, но опрятной квартирке во всю стену была натянута красная простыня с Че Геварой. Напротив него висел огромный портрет Ленина. Хозяин квартиры стащил через голову свитер, оставшись в футболке и сверкнув вытатуированным на плече серпом и молотом. Видимо, что-то во взгляде у меня было такое, что он уточнил:
- Садись на диван, не бойся. Я к тебе приставать не буду, я не мусульманин, а коммунист. Для меня женщина – только товарищ. Чай, водка?
- Квас! – мрачно сказала я. И шахматы, – подумала я про себя.
- Пардон?
- Чай, пожалуйста.

Тут я вспомнила про пакет.

- Вот, это тебе.
- Что это?
- Маленький подарок, я же впервые у тебя в гостях.
- Подарок? По-моему это растение.
- Ну да, растение. В подарок. 
- А почему мне и вдруг растение? Что ты хотела этим сказать?
- Ну я не хотела приходить к тебе с пустыми руками, и не знала, что ты любишь. А в Голландии принято дарить в подарок комнатные растения.
- А что я буду с ним делать?
- Поставь его куда-нибудь. На подоконник, например.
- А зачем мне на подоконнике растение?
- Ну не на подоконник, мне все равно, куда.
- А куда?
- В мусорное ведро, если оно тебя так напрягает. Я не понимаю, что ты завелся, но может выбросим его и будем писать доклад?
- Нет, я не могу его выбросить, это же твой подарок. Но я правда не понимаю, почему мне, и вдруг растение? Я что, похож на человека, которому понравилось бы растение?
- Блин! Да не тебе лично подходит в качестве подарка именно растение, я тебя не знаю почти. Купила что-то, что здесь считается нейтральным. Мне очень жаль, что я купила что-то, что тебе не нравится, но что мне теперь делать, уже ничего не сделаешь.
- Да ничего страшного, я просто не понимаю, почему именно растение?
- Ну культура тут такая, они любят цветы и радуются, когда им их дарят.
- Да я понял, что культура, но причем тут я?
- Ладно, проехали. Забудь про этот несчастный цветок, я его с собой заберу. Давай доклад писать.
- Нет, не заберешь, ты же его мне купила. Я просто не понимаю, почему именно мне и растение. ВЫ НЕ ОТВЕЧАЕТЕ НА МОЙ ОТВЕТ!!! ВЫ НЕ ОТВЕЧАЕТЕ НА МОЙ ОТВЕТ!!!!!

На этом месте я попросилась в туалет, где отправила подруге смс, чтобы она мне немедленно позвонила. Извинившись и сославшись на неотложные дела,  я поехала домой, где подготовила доклад сама. Про Ельцина.

flamenca: (falafel)
Случился у меня вчера типичный для пятницы форсмажор - чем накормить двух голодных мужиков, если все недельные закупки уже израсходованы, плюс одновременно закончились картошка, рис и паста. Даже марокканского лаваша в доме не оказалось, которым мясные и овощные блюда едят. И обнаружился у меня в недрах кухонного шкафчика начатый пакет бургуля - дробленой пшеницы. Купила я его какое-то время назад для салата таббуле и с тех пор не использовала, не знала, что с ним делать.

Надо сказать, что хотя я ближневосточную кухню люблю и часто готовлю,  с бургулем совершенно на вы. Бывший муж, который меня и учил готовить, внушил мне мысль, что бургуль покупают тогда, когда нет денег на рис. И что им обычно кормят крестьяне партизан, которые прячутся в горах и иногда спускаются в деревни подкормиться. Потому что бургуль не жалко. Как-то один пожилой дядечка, партизанивший против Саддама то ли на стороне Ирана, то ли сам по себе, а ныне почетный член Патриотического Союза Курдистана и заслуженный разносчик газет в Брабанте рассказывал, как в одном крестьянском доме вместо привычного бургуля им подали - о чудо! - долму. Долма считается блюдом праздничным, дорогим, так что представьте себе приятное удивление оголодавших герийерос.
И опять же представьте себе выражение их лиц, когда они обнаружили, что в виноградные листья был завернут он, родимый - бургуль: "Вот жопа! Бургуль в чадре!"

Кормили их, кстати, не только замотанным бургулем. Однажды крестьян не оказалось дома, зато дети подали на стол хлеб, сливочное масло и пекмез - виноградный сироп. Обрадованные мужики накинулись на невиданную доселе роскошь, и в считанные минуты еда исчезла. Сообразив, что продукты эти в деревне дороги и должны расходоваться экономно,  гости спросили детей, не заругают ли их родители, на что младший мальчик простодушно ответил, что мама сама велела угостить этим храбрых солдат,  ведь туда все равно мыши нагадили.

Про иранские деревни мне рассказывали много забавных историй, непосредственно с бургулем не связанных, но раз уж такой скорее графоманский, чем кулинарный текст получился, поделюсь парочкой. Один мужик развелся со своей женой в третий раз, а это означает окончательный и бесповоротный развод. И опять передумал и решил жениться на ней снова. Жопаделать? Жена бы могла выйти замуж за кого-то еще, а потом развестись и выйти замуж за первого мужа. Но то ли она не хотела, то ли он все еще считал ее своей, хоть и развелся, короче чужого мужика в это дело привлекать они не захотели. И тогда деревенский имам нашел выход - сначала поженил женщину с ослом, а потом развел их на основании того, что осел - жЫвотное, и приступить к супружеским обязанностям с ним нельзя.

Еще в той же деревне жил зубной врач, который помимо зубоврачебной практики совершал другие медицинские процедуры, а именно восстанавливал девственность и делал аборты, а также торговал наркотиками и помогал переправлять беженцев в бывший СССР. Тайны своих пациенток он хранил свято, и сколько бы к нему не обращались собирающиеся жениться молодые люди за справками, стоял насмерть и никого не выдал. Только один раз, когда его родной племянник спросил его, мол, мне нравится вон та девушка, была ли она у тебя по нестоматологическим причинам? На что дядя ответил: "Езжай-ка ты жениться в Тегеран!"  "Что, там девушки приличнее?" "Нет, город большой, а тут все, как на ладони".

Так вот, ближе к теме. Оказался у меня тот самый пресловутый бургуль, граммов 400 говяжьего фарша, стакан уже размоченного хуммуса, красная паприка, две морковки, две луковицы, один кабачок-цуккини, два больших спелых помидора, чеснок. Поставила варить хуммус. В казане раскалила масло, быстро обжарила в нем несколько зубчиков чеснока, предварительно слегка раздавив, выловила, выбросила. Там же быстро обжарила нарезанную брусочками морковь и кабачок, опять выловила и отложила. Нарезала лук полукольцами,  пожарила до прозрачности, добавила фарш, потушила, добавила щедро так рас-аль-ханут, немного корицы, черного и красного перца. Когда фарш потушился до готовности, добавила литр кипятка, посолила, бросила туда ошкуренные и нарезанные кубиками помидоры и сварившийся хуммус. Минут 10 все это покипело, потом я вернула в казан морковь, кабачок и паприку, снова довела до кипения. Сверху выложила тщательно промытый бургуль, на сильном огне дала всей жидкости выкипеть, закрыла крышкой, оставила доходить на минимальном огне минут 30-40.

И получилось вот что:

flamenca: (falafel)
Случился у меня вчера типичный для пятницы форсмажор - чем накормить двух голодных мужиков, если все недельные закупки уже израсходованы, плюс одновременно закончились картошка, рис и паста. Даже марокканского лаваша в доме не оказалось, которым мясные и овощные блюда едят. И обнаружился у меня в недрах кухонного шкафчика начатый пакет бургуля - дробленой пшеницы. Купила я его какое-то время назад для салата таббуле и с тех пор не использовала, не знала, что с ним делать.

Надо сказать, что хотя я ближневосточную кухню люблю и часто готовлю,  с бургулем совершенно на вы. Бывший муж, который меня и учил готовить, внушил мне мысль, что бургуль покупают тогда, когда нет денег на рис. И что им обычно кормят крестьяне партизан, которые прячутся в горах и иногда спускаются в деревни подкормиться. Потому что бургуль не жалко. Как-то один пожилой дядечка, партизанивший против Саддама то ли на стороне Ирана, то ли сам по себе, а ныне почетный член Патриотического Союза Курдистана и заслуженный разносчик газет в Брабанте рассказывал, как в одном крестьянском доме вместо привычного бургуля им подали - о чудо! - долму. Долма считается блюдом праздничным, дорогим, так что представьте себе приятное удивление оголодавших герийерос.
И опять же представьте себе выражение их лиц, когда они обнаружили, что в виноградные листья был завернут он, родимый - бургуль: "Вот жопа! Бургуль в чадре!"

Кормили их, кстати, не только замотанным бургулем. Однажды крестьян не оказалось дома, зато дети подали на стол хлеб, сливочное масло и пекмез - виноградный сироп. Обрадованные мужики накинулись на невиданную доселе роскошь, и в считанные минуты еда исчезла. Сообразив, что продукты эти в деревне дороги и должны расходоваться экономно,  гости спросили детей, не заругают ли их родители, на что младший мальчик простодушно ответил, что мама сама велела угостить этим храбрых солдат,  ведь туда все равно мыши нагадили.

Про иранские деревни мне рассказывали много забавных историй, непосредственно с бургулем не связанных, но раз уж такой скорее графоманский, чем кулинарный текст получился, поделюсь парочкой. Один мужик развелся со своей женой в третий раз, а это означает окончательный и бесповоротный развод. И опять передумал и решил жениться на ней снова. Жопаделать? Жена бы могла выйти замуж за кого-то еще, а потом развестись и выйти замуж за первого мужа. Но то ли она не хотела, то ли он все еще считал ее своей, хоть и развелся, короче чужого мужика в это дело привлекать они не захотели. И тогда деревенский имам нашел выход - сначала поженил женщину с ослом, а потом развел их на основании того, что осел - жЫвотное, и приступить к супружеским обязанностям с ним нельзя.

Еще в той же деревне жил зубной врач, который помимо зубоврачебной практики совершал другие медицинские процедуры, а именно восстанавливал девственность и делал аборты, а также торговал наркотиками и помогал переправлять беженцев в бывший СССР. Тайны своих пациенток он хранил свято, и сколько бы к нему не обращались собирающиеся жениться молодые люди за справками, стоял насмерть и никого не выдал. Только один раз, когда его родной племянник спросил его, мол, мне нравится вон та девушка, была ли она у тебя по нестоматологическим причинам? На что дядя ответил: "Езжай-ка ты жениться в Тегеран!"  "Что, там девушки приличнее?" "Нет, город большой, а тут все, как на ладони".

Так вот, ближе к теме. Оказался у меня тот самый пресловутый бургуль, граммов 400 говяжьего фарша, стакан уже размоченного хуммуса, красная паприка, две морковки, две луковицы, один кабачок-цуккини, два больших спелых помидора, чеснок. Поставила варить хуммус. В казане раскалила масло, быстро обжарила в нем несколько зубчиков чеснока, предварительно слегка раздавив, выловила, выбросила. Там же быстро обжарила нарезанную брусочками морковь и кабачок, опять выловила и отложила. Нарезала лук полукольцами,  пожарила до прозрачности, добавила фарш, потушила, добавила щедро так рас-аль-ханут, немного корицы, черного и красного перца. Когда фарш потушился до готовности, добавила литр кипятка, посолила, бросила туда ошкуренные и нарезанные кубиками помидоры и сварившийся хуммус. Минут 10 все это покипело, потом я вернула в казан морковь, кабачок и паприку, снова довела до кипения. Сверху выложила тщательно промытый бургуль, на сильном огне дала всей жидкости выкипеть, закрыла крышкой, оставила доходить на минимальном огне минут 30-40.

И получилось вот что:

flamenca: (Default)
Любое табуированное явление обрастает часто совершенно невероятными мифами. Различные суеверия относятся туда же, ведь суеверия неразрывно связаны со страхом, следовательно с табу. Так, в Иране существует суеверие, что от езды на велосипеде можно стать геем на букву п. Та же самая неприятность может случиться из-за посещения кинотеатра. Ну понятно, в зале темно, девушку в кино с молодым человеком не отпустят, остается идти с другом…

К чему я все это рассказываю? Я просто недавно встретила того самого иранского переводчика, и рассказал он мне такой анекдот:

Отец застал сына с приятелем за тем самым занятием. Снимая ремень, возмущается: “Какой стыд! Сегодня ты с мужиком с голой жопой, завтра в кино пойдешь, а послезавтра на велосипед сядешь!”
flamenca: (Default)
Любое табуированное явление обрастает часто совершенно невероятными мифами. Различные суеверия относятся туда же, ведь суеверия неразрывно связаны со страхом, следовательно с табу. Так, в Иране существует суеверие, что от езды на велосипеде можно стать геем на букву п. Та же самая неприятность может случиться из-за посещения кинотеатра. Ну понятно, в зале темно, девушку в кино с молодым человеком не отпустят, остается идти с другом…

К чему я все это рассказываю? Я просто недавно встретила того самого иранского переводчика, и рассказал он мне такой анекдот:

Отец застал сына с приятелем за тем самым занятием. Снимая ремень, возмущается: “Какой стыд! Сегодня ты с мужиком с голой жопой, завтра в кино пойдешь, а послезавтра на велосипед сядешь!”

Profile

flamenca: (Default)
flamenca

December 2012

S M T W T F S
      1
23 45 6 78
910 111213 1415
16 171819 202122
2324 25262728 29
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 23rd, 2017 04:10 am
Powered by Dreamwidth Studios